Проза магии-Белая ведунья Гадалка Предсказательница в Москве
Главная » Проза магии » Лис Алина-Маг и его кошка » Часть 1

Часть I Изнанка гордыни - Глава 6. В катакомбах Церы
2017-04-30, javascript://11:41 PM
— Он был трусоват. И не очень умен. Но он был хорошим другом, — сообщил мне воин. В голосе его звучала неподдельная печаль.
— Мне жаль.
Мы еще немного посидели у тела. Потом я додумался спросить:
— Как тебя все-таки зовут?
— Рэндольф.
— Ты не из Разенны?
— Я родом с Гэльских холмов. Но не был дома очень давно.
Только сейчас, после этого признания, я заметил тонкую сеточку морщин вокруг кошачьих глаз. Годы оставляют свой след даже на волшебном народце.
— Ты один из лучших фехтовальщиков, что я когда-либо встречал.
— Знаю. Я — лучший, — он признал это спокойно, и в голосе не было и тени хвастовства или самодовольства.
— Ага, а еще скромный.
Он покачал головой и тяжело поднялся. Ноздри его дрогнули, втягивая воздух:
— Кто ты? Ты пахнешь и выглядишь как обычный человек. Но сам признался, что таковым не являешься.
— Забудь! Я просто случайный путник.
— Ты из Братства Стражей, — сказал он. Это не было вопросом.
— А ты догадлив.
— Мне уже приходилось встречать тебе подобных. Как твое имя?
Я не удивился. Мир фэйри невелик. Куда ни плюнь, попадешь в знакомого знакомых.
— Элвин.
— Девятый Страж.
— Ага. Сдашь меня Марцию Севрасу?
— Я должен.
Этого следовало ожидать. Как и последующих проблем со стороны князя Церы.
— Что делать со святилищем? Предлагаю проверить его, раз уж есть возможность. Вдруг там прячется еще какая-то пакость?
— От меня будет мало толку.
— Не бойся, если что — прикрою. Давай руку.
Рэндольф не стал упрямиться или делать вид, что слепота ему нипочем. Покорно протянул ладонь, во вторую взял один из мечей.
— Я уже немного различаю контуры, — сказал он, сделав несколько шагов.
— Отлично, — другой рукой я подхватил факел.
С первого взгляда стало ясно, что если в гробнице и находился храм, то никак не заброшенный. Ощерившаяся лучами фигура с круглым жертвенником в центре сияла уже знакомым лиловым светом. Восемь основных векторов и множество поменьше придавали ей сходство со снежинкой. Вдоль кромки каждого луча шла вязь рунических символов. Снова умбра, футарк и даже огам, о котором я помнил еще меньше умбры. Воздух над знаком гудел от напряжения.
— Что это значит? — спросил Рэндольф, когда я описал ему картину
— Не знаю. Но мне это не нравится. Никогда не слышал, чтобы символ Хаоса Предначального применяли подобным образом.
Я мрачно уставился на фигуру, пытаясь понять, для чего и как ее могли использовать.
Руны и Хаос?
Воззвание к Хаосу — всегда молитва. Одержимый становится вратами, через которые в мир входит невозможное. Потому даже культисты столь редко занимают силу у своей мертвой богини. Результат никогда не предсказуем до конца, как и изменения, которым подвергнется одержимый.
Руны же — воплощенная структура. Самая понятная и логичная форма магии. И самая доступная, если у тебя есть мозги, конечно. Почти не требует силы, лишь умения абстрактно мыслить и простраивать цепочки смыслов. Именно на рунах происходит привязка энергетических комплексов (в просторечии «заклинаний») к материальным объектам.
Но при чем тут, во имя Четырех, полные крови и секса темные камлания во славу Хаоса?
По правде говоря, я всегда относился к хаосопоклонникам как к кучке клоунов. Модное увлечение для знатной, непонятой окружающими молодежи, не более. Ну хочется детишкам собираться порой в смешных балахонах, петь заунывные гимны и ощущать себя не такими, как все. Да ради богов, чем бы ни тешились. Реальные случаи приобщения к Черной через такие собрания можно пересчитать по пальцам. Одно дело твердить о власти Хаоса Предначального, который сожжет огнем и зальет кровью унылый мир отцов. И совсем другое — добровольно стать чудовищем, утратившим человеческий вид и суть.
По всему выходило, что в Разенне культ Черной приобрел неожиданные и настораживающие черты.
Я постарался максимально доходчиво и кратко изложить свои соображения Рэндольфу. Тот слушал, не перебивая, только кивал.
— Хорошо. Кстати, я почти вижу. Что будем делать?
— Не знаю. В подчинении твоего князя есть сильные рунические маги?
— Были до недавнего времени.
— Мудро со стороны служителей Черной. Хорошо, видимо, мне лично придется разгребать эту кучу дерьма.
— Могу я чем-то помочь?
— Если не можешь достать перо и бумагу, просто не мешай.
Я погрузился в расчеты, ползая вдоль лучей и водя пальцем по руническим цепочкам.
Какие-то предварительные результаты приходилось чертить пальцем в пыли на камнях. Трижды я сбивался, приходилось начинать все почти с самого начала. Рэндольф стоял рядом и держал факел, а когда тот догорел, достал где-то второй и зажег.
— Очень странно, — объявил наконец я. — Я мало что понял, сути даже не касался, там месяц разбираться, и лучше с гримуарами. Но по всему выходит, что это был ритуал призыва чего-то невероятно мощного. С наложением огромного количества ограничений и условий… О Четырехпутье, они ведь не всерьез?! Она же мертва!
— Кто?
— Сам подумай, — я заговорил торопливо, стремясь успеть за жутковатым озарением. — Мы в святилище Черной Тары, парень! Зачем здесь заклятье, силы которого должно хватить на призыв самой адской из возможных тварей?! У этих культистов совсем нет мозгов!
— Они хотят возродить богиню? — впервые за вечер фэйри потерял невозмутимость. Дикость замысла потрясла даже его.
— Угу. Причем надо полагать, что остальных богов нам никто не вернет. Вот никогда не мог понять фанатиков. Мир, конечно, — довольно поганое место, но не настолько, чтобы отдавать его Хаосу. — Я еще раз окинул взглядом фигуру. — Хорошая новость: пусть я и не понял, как это работает, я понял, как это сломать. Но будет нужна твоя помощь.
— Что нужно делать?
— Дать немного крови. Руны на крови — самые действенные. Можно обойтись только моей, но лучше использовать несколько источников. Так что гордись, ты тоже в некотором роде станешь Стражем.
Он обнажил меч:
— Хорошо
— Погоди! Осталось обговорить плату.
— Плату?
— Дружище Рэндольф, я хочу забрать то, за чем пришел сюда. Артефакт де Бриена должен до сих пор лежать в тайнике, если культисты не нашли его, в чем я сомневаюсь.
— А что я скажу князю?
— Правду. Или что-то придумаешь. Ну, решайся.
Он задумался, потом кивнул:
— Хорошо. Под мою ответственность. Действуй.
Тайник де Бриена располагался там, где и должен был, — за барельефом, изображавшим рождение богов, чуть правее урны с прахом печально известного первосвященника. Я снял заклинание, предохранявшее содержимое тайника от воздействия времени, не глядя закинул в мешок связку свитков и шкатулку. Нечего дразнить фэйри, разбирая добычу у него на глазах.
Рэндольф надрезал руку и протянул сложенную «лодочкой» ладонь.
Одна из причин, по которой я не люблю ритуалистику и прочую мутную руническую дрянь в том, что дни и месяцы долгой работы и осторожных расчетов слишком легко испортить парой лишних знаков, поставленных в нужных местах. Я использовал его кровь для внутреннего сдерживающего контура, а свою — для внешнего. Идеально было бы, будь нас трое, но и вдвоем получилось неплохо. Деактивация прошла красиво. Стоило вписать последнюю руну, как сияние, наполнявшее колесо Хаоса, поблекло. С тихим шипением фигура начала таять. В воздухе над гробницей пронесся еле различимый шелест, словно сотни тысяч бабочек в едином порыве взмахнули крыльями, разлетаясь в разные стороны. Тонкие струйки фиолетового дыма поднялись в воздух и повисли под низким потолком.
Как я и планировал.
А вот чего я совсем не планировал, так это что фэйри побелеет и рухнет на камень.
— Эй, что с тобой? Много крови потерял? — я склонился, чтобы похлопать его по щекам. — Вставай, здесь не лучшее место для отдыха.
Он не подавал признаков жизни.
— Какого отродья Черной?!
Сперва я подумал, что он мертв. Что я напутал с рунами и Рэндольфа накрыло отдачей. Эта мысль заставила почувствовать себя по-настоящему скверно. Но когда я поднес клинок к его губам, лезвие затуманилось.
Пульс был редким и слабым, но все же был. Я оттянул Рэндольфу веко, полюбовался на мерцающий янтарь радужки и понял, что совершенно не представляю, как ему помочь. Любой фэйри — уникален. Есть похожие, нет одинаковых. В том числе в плане физиологии. А я даже не врач. Умею обработать и зашить рану и немного разбираюсь в человеческих болячках, но и только.
И вот что теперь с ним делать?
Я мрачно уставился на безжизненное тело. Представил, как ухожу, оставляя его здесь, как окончательно догорает и гаснет факел. Сейчас, когда звезда Хаоса потухла, на гробницу резко навалилась темнота. Пламени едва хватало, чтобы справиться с ней на крохотном пятачке в паре футов вокруг нас. Стены терялись во мраке.
Разумнее всего оставить фэйри, а самому уносить ноги, пока князь Церы не решил, что Рэндольф слишком задержался, и не отправил ему на помощь отряд.
Встреча с Марцием Севрусом — плохая, очень плохая идея.
Правитель Церы — упертый, жестокий и безжалостный догматик. Не садист, нет. Разве что глубоко в душе. Но страсть князя к установлению диктата Закона и Порядка имеет отчетливо нездоровый привкус. Эта двуглавая конструкция — его божество и опора, на которой зиждется мир. Я подозревал, что князь Церы чувствует себя по-настоящему счастливым, только искореняя и обрубая все выходящее за рамки, которые он отмерил окружающей реальности.
Короче, неприятный тип. И с самой мерзкой способностью из всех, что я встречал у фэйри.
Сейчас, по моим прикидкам, он должен пребывать в настоящей ярости. Любой сиятельный правитель фэйри был бы недоволен подобным безобразием на своей территории, но для Марция Севруса проделки культистов — просто плевок в лицо всему, на что он молился.
Ничего удивительного, что мне не хотелось с ним встречаться.
В напрасной надежде я снова пощупал пульс у Рэндольфа. Без изменений.
Его все равно найдут. Правитель Церы ни за что не оставит это дело без внимания. Максимум — через пару часов Рэндольфом займутся лейб-медики, но…
— Чувствую, я об этом еще пожалею, — сообщил я непонятно кому, взваливая тело на плечо.

Назад| Наверх | Вперёд

Категория: Часть 1 | Добавил: cererra
Просмотров: 60 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
На просторах магии
Литература
Учебники
Галерея магии
Контакты
Phone: +7 905-706-4206 Ваш вопрос:Задать
"LENARMAN" Мир Белой ведуньи
143986 Железнодорожный МО
ул.Юбилейная д.3, MS 143986
Location in google Maps