Глава четвертая Ветры миров
Все время, пока происходили азартные промыслы, Астра помогала эклектику Холигу с починкой летающего корабля. Надо признать, что длинные полосы кожи, срезанные Леосом с хвоста змея, пришлись очень кстати - ими укрепили поломанные крылья и рулевую тягу. Несколько матросов с команды "Кириды" занимались откачкой воды и заделкой течей, полученных кораблем при падении. Однако главные неисправности были в самом сердце судна, там, где располагался таинственный механизм, создававший подъемную силу. Трудов с ним оказалось не на день, даже не на пять. Мастер Бернат с утра до вечера возился между сплетений трубок, хлопотал над котлом и бронзовыми шарами, переливал густую булькающую ртуть в пустые склянки и что-то подсыпал туда. Никто кроме него во всем мире не ведал хитростей волшебного устройства. Лишь тысячи лет назад нечто подобное летающим кораблям строили счастливые жители Атрии, но их секрет давно канул вместе с великим островом в водах Океана.
На пятый день капитан "Кириды" решительно высказался за скорейшее отплытие - корабль и без того слишком задержался с доставкой важного послания аютанского фахиша. К часу Воды на флейт перевезли кое-какие припасы, последняя лодка ожидала Голафа Бриса, воинов Греда Фарома, прощавшихся с мэги и ее друзьями.
- Госпожа Пэй, - тихо произнес Брис, поглядывая из-под опущенных бровей. - Может, передумаете? Неизвестно еще, что будет с летающим кораблем, а плаванье на "Кириде" несомненно надежнее и безопаснее. Прошу присоединиться к нам. Очень прошу, - он подступил ближе и сжал ее горячие пальцы. - Тем более с новыми обстоятельствами тебе тоже путь в Иальс. Насколько я знаю, для тебя теперь важнее встреча с отцом, а не эта бессмысленная месть.
- Да, милейший франкиец, я очень спешу увидеть и обнять магистра. Сейчас для меня это первое дело. Но я не бросаю друзей, - она оглянулась на Леоса, Каррида и мастера Берната, покорно стоявших невдалеке. - Я никогда не бросаю друзей. Наверное, у меня дурное воспитание, все ж не в вашей Франкии выросла, - Астра горько усмехнулась, и вытащила руку из грубой ладони рейнджера. - Прощай и не думай больше обо мне. Пусть судьба дочери магистра Варольда тебя не тревожит: со мной остаются люди, которым я, к счастью, небезразлична, для которых я не просто удобная спутница, как это было для тебя.
- Я тогда вспылил. Ведь ты же знаешь, все дело было в моей сестре. Я совсем потерял голову… от того, что случилось с ней, от того, как она со мной обошлась! Я не прав был. Давай найдем на этом примирение? Прошу… - Голаф облизнул сухие губы, на сердце было тяжело и больно. Он снова подумал, что ее глаза, влажные, похожие на капли пьяного эля, будут дразнить его через много дней, через тысячи лиг.
- Клянусь, я не бросил бы тебя. Ни за что бы не бросил. Я только пытался заставить тебя следовать за мной. Чем хочешь клянусь, моя мэги!
- Я не твоя мэги, Голаф! И никто не смеет меня заставлять! Хватит. Мы уже все обсудили. Тебя ждет Фаром со своей развеселой командой. А меня Леос. Да! Я его люблю, как бы тебя это теперь не бесило. Прощай! - Астра повернулась и направилась к барду, ожидавшему возле бочек, сгруженных с летающего судна.
- Еще добавь, что ты любишь Коралисса и олена Трима! Ты слишком многих любишь! - бросил отчаявшийся франкиец.
- Да! Да, Брис! - обернувшись, Астра одно мгновенье смотрела на него, вздернув бровь. - Но тебя… я не люблю. Даже более того… Проваливай с миром и с честью! И не смей искать меня в Иальсе!
Голаф молча направился к шлюпке. Весь путь до "Кириды" он сидел, подперев кулаком небритую щеку и думая, что теперь больше всего ему охота выпить крепкого рохесского. Выпить побольше, кружек пять или шесть, и упасть в самый глубокий сон.
- Бывают же, а, господин Брис, же-е-енщины… - проговорил паладин, значительно растягивая последнее слово. - Которые волнуют и бесят так, что не поймешь, шет им родня или наши светлые боги! Рядом с такими сам чувствуешь себя богом, но и расплата потом бывает нелюдской.
Рейнджер не ответил, только махнул рукой и повернулся к флейту, темневшему в бирюзовых волнах и давно готовому к отплытию.
Через два дня после ухода "Кириды" мастер Бернат окончательно завершил ремонт судна. Снова прекрасная, со сверкающей богиней на ростре, "Песнь Раи" парила, туго натягивая канаты. Каррид Рэбб и Леос подняли по веревочной лестнице кое-какие вещи, обошли пустынный берег, прощаясь с Карбасом, и сами поднялись на борт.
- Да пребудет сила Его с нами в пути! - громко провозгласил анрасец.
Кривой нож в его руке врезался в веревку. Одновременно Леос справился с крепежной снастью с другого борта. Корабль покачнулся и начал набирать высоту. Сизые скалы острова медленно удалялись на юго-запад. За ними скрылись развалины храма Абопа, похожие на остывшее кострище. Скоро сам Карбос стал маленьким, невзрачным, будто угрюмый каменный цветок, брошенный в шелковой синеве. Вокруг раскинулось сверкающее солнцем море. У мачт корабля проносились с криками чайки, недоумевая, что за невиданная птица летит над волнами. Когда "Песнь Раи" поднялась еще на пол-лиги и поймала устойчивый южный ветер, эклектик потянул один из рычагов - сложенные крылья расправились широко, неторопливыми и сильными движениями качнули воздух.
- Чудесно! Как чудесно! - воскликнула Астра, обняв статую Раи и с восторгом глядя вперед.
- Чтоб мне треснуть, "Кириду" мы обгоним уже завтра! Лихо обгоним! Я-то знаю, на что способна наша птица! - заверил анрасец, и алый татуированный дракон на его щеке скривился в хищной усмешке. - Ты, Светлейшая, еще будешь иметь приятную возможность плюнуть всем им на макушку.
- Всем - нет. Только на макушку рейнджера, - рассмеялась Астра и повернулась к Бернату. - Мастер-коротыш я все гадаю, какая же сила поднимает нас? Если бы магия, я бы чувствовала ее нити. Неужели все дело в твоей хитрой механике.
- В механике и алхимии. Больше в алхимии. Скажу тебе… - эклектик на миг замялся, потом взъерошил рыжую бороду и продолжил: - Никому не говорил, а тебе скажу. Сила эта в ртути. Вернее в обмане. Да, во вранье вся сила. Особом таком вранье.
- Так в ртути или во вранье? - Леос вышел на палубу, прижимая к груди глиняную бутыль вина, недавно изъятую из храмовых запасников. - Если б только во вранье было дело, то все мы порхали проворней птиц. Верно, господин Балдаморд?
- Никаких сомнений! Если б вранье помогало летать, то я давно стал бы орлом, - важно ответил Рэбб. - Поясните ж в чем хитрость, почтеннейший мастер. Только без брехни, пожалуйста.
- Истинную правду вам говорю: дело здесь во вранье, в алхимии и самой ртути. Я бы назвал это чудо "свойством обманутой ртути", - Бернат причмокнул в мучительном ожидании напитка, который Леос разливал по чашечкам. Вытер руки о край камзола и пояснил: - Вы знаете, что самая тяжелая жидкость в нашем мире - это ртуть. Кроме того, она - самая глупая жидкость. Ее легче всего обмануть. Да, да! - он отпил несколько глотков и подкатил к небу глаза. - В моем устройстве ртуть как бы не слышит зова земли. Она путает, где верх, а где низ и падает вверх. Вверх! С утроенной, даже удесятеренной силой. Поэтому весь корабль тянет вверх. Ведь великолепно же?!
- Надо ж такое придумать! Обмануть то, у чего нет головы! - искренне восхитился анрасец.
- А знаете, как мне пришла эта идея? - Бернат Холиг поднял мохнатую бровь и оглядел друзей, порозовевших от славного напитка. - Пришла она ко мне под влиянием другой жидкости, по мнению некоторых умников, не менее глупой. Да… Случилось это в рохесском дворце, когда на одном очень важном приеме довелось мне хлебнуть лишнего. Вино - оно, конечно, лишним не бывает, но в тот раз я выпил его столько, что чувствовал, как настойчиво оно просится выйти через верх меня.
- О, мастер, мне это чувство тоже вполне знакомо! - воскликнул бард. - Особо часто такое случается вечерами в замках достаточно щедрых господ. Сначала из горла льются звонкие баллады, а потом от чего-то льется из него выпитое вино.
- Ох, бывает, - согласился Каррид Рэбб. - А вы что скажите, Светлейшая?
- Меня божественную эта напасть пока стороной обходила, - отставив пустую чашечку, улыбнулась Астра.
- Так вот, милейшие, - важно продолжил эклектик. - Как обычно бывает в таких случаях, ум мой обострился и я подумал: от чего это глупое вино стремится не вниз, а вверх? Ответ был очевиден: оттого, что оно глупое, глупое, и еще раз глупое! Оно заблудилось в моих темных потрохах и его тянет не в ту сторону. А уже потом мне пришла эта замечательная идея с ртутью. Я много мудрил и, наконец, нашел способ обмануть тяжелую, крайне неумную жидкость. Так что все дело в брехне, - Бернат с довольством прищурился, подставляя чашечку под темную струю из глиняной бутыли.
- За брехню! - провозгласил Каррид Рэбб. Мотнул головой, отбрасывая черный хвост волос.
- За ее ценнейшую пользу! - бард одним глотком осушил свою посудину и, повернувшись к Астре, негромко произнес: - Принцесса… Принцесса волшебства, я люблю тебя. И это все, все, все! - он с чувством обвел вытянутой рукой море до самого дымчатого горизонта. - Это все для тебя! Сколько дней мы с Карридом, наполняясь божественным восторгом, смотрели на закаты с высоты полета. Смотрели на лазурные волны, на розовые рассветы и золотые закаты, пролетали над островами, городами и видели их богатство, сладкие соблазны, которых неисчислимо внизу. Но все эти дни до единого я жалел до слез, что тебя нет с нами! Теперь все счастливо изменилось!

Источник: https://knigogid.ru/books/47143-samaya-drevnyaya-sila/toread/page-17
Категория: Самая древняя сила | Добавил: emmakovach (26.09.2019) | Автор: Алёна Новак W
Просмотров: 153 | Теги: Время позаботиться о защите от сгла | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
More info
Image gallery
contact
Phone: +7 495 287-42-34 Email: info@ucoz.com
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915
Location in google Maps