Глава первая Чудовище из моря
- А вот оно, ваша змеистость. Вот, - он откинул крышку, с торжеством показывая украшения из серебра, золотые бляхи и склянки с дорогими ароматными маслами. - Это для храму, чтоб и вам, и Змею сыто жилось.
- Эх, дурак, - тихо и с недовольством произнес Давпер, покосившись на него мутно-зеленым взглядом. - Извините его, достопочтимый Хемихех - не все матросы бывают умны. Здесь почти девять колтов серебра, золото и еще кое-что, - взяв у абордажника ларец, Хивс протянул его младшим служителям Абопа, застывшим статуями по правую строну от алтаря. - Надеюсь, вам будет от этого польза.
- Господин Хивс!… - глядя на сияющие солнцем дорогие побрякушки, верховный жрец покачал головой. - Мы это, конечно же, используем. Во славу милости Его!
- Единственное… Вы знаете, у нас с капитаном Морасом есть одно желание. Мечта давняя,… - Давпер замялся, понимая, что сейчас наступил самый важный для него момент. И если либиец откажет, то на один из возможных путей к карте Кара-Маат станет меньше. - Святейший Хемихех, мы хотели бы видеть Змея своими глазами. Хотели бы посмотреть чудодейственный обряд целиком.
- В дни Таинства посторонним путь сюда закрыт, - хмуро сказал верховный жрец, капли пота снова густо выступили на его темно-бронзовом блестящем лбу. - Но я подумаю, господин Хивс. Подумаю, как и в чем мы можем сделать исключение. Только вы тоже подумайте, нужно ли вам это. Ведь Свадьба Аасфира не просто зрелище, которые греховники показывают любопытным на площадях северных городов.
- Это Священное зрелище, - с чувством проговорил Давпер. - Я все понимаю, мудрейший Хемихех. Именно поэтому мы так стремимся его видеть. Может быть, своим скромным участием заручиться расположением бога в наших морских скитаниях.
- И конечно, в самых далеких портах, говорить невежам о силе и власти его, - добавил подошедший ближе Морас. - Вы уже выбрали девушку из предназначенных для обряда? - поинтересовался он, скрывая волнение. Его больно покусывало опасение, что либийцы укажут на Аниту, несмотря на заверения Давпера, что если такое случится, то он найдет способ повлиять на решение слуг Абопа.
- Невеста будет названа в последний вечер, - ответил Хемихех и, коснувшись на своей шее пекторали, украшенной лазуритом и жемчугом, подал знак младшим из свиты унести ларец в храм.
- Хорошо, с вашего позволения, мы навестим святилище в ближайшие дни, - попрощавшись с либийцами и отвесив поклон Хемихеху, Давпер направился к выходу. Двое пиратов и Морас поспешили за ним.
Из северных ворот, служивших ритуальным входом, в море спускалась дорога, мощенная черным камнем и похожая на чешуйчатое тело аспида. С двух сторон поднимались мрачные скалы с кроваво-бурыми жилами разломов.
Остановившись у пришвартованной к причалу шлюпки, Давпер повернулся и с прищуром оглядел пейзаж - черную дорогу через небольшое ущелье, сухие кусты, уныло качающиеся на ветру, и стены величественного храма с зубатыми пестами башен.
- Крон Беспощадный, что ж теперь будет? Чем все кончится? - пробормотал он, хотя ответом на ум приходило благостное пророчество Кникии: "Наберись терпения и тогда все получишь. Все, что пожелаешь, вынесешь из их шетова храма", - все равно было тревожно. В какие-то мгновенья - даже жутко, будто в спину смотрел ядовитый глаз сына Абопа.
- А эта гадина не потреплет ли наш "Гедон"? - созвучно его мыслям спросил старший абордажник. - Ведь огромная, говорят. Девки худыжной ей только на один зуб.
- Не потреплет. Жрецы наложат заклятие, - сняв красно-бархатную шляпу, Давпер взлохматил перо. - И отведем когг, конечно. Туда, на восток, лиг на пять. Ты, Бот, с нами пойдешь на их веселье. Еще не понял затею?
- Не, господин Хивс. Тупой я, - пират осклабился, вывернув треснутую синиватую губу.
- Все просто. Я же не из дурного любопытства на их змеиные забавы набиваюсь, - Давпер прокашлялся, мотнул головой, сбрасывая с лица длинные маслянистые волосы. - Как только Аасфир девкой закусит и в море сползет, мы их торжество по-своему повернем - схватим Хемихеха за горло, тех, кто станет мешаться, порежем и выпотрошим их святейшую мошну, полезные вещи прихватим. Нужно только, чтобы они пустили нас в само святилище. Хотя бы шесть-семь твоих ребят там нужно иметь.
- Рисково, но хитро. Хитро! Куда приятнее, чем под стрелами на стену с матом лезть! - вытащив наполовину клинок из ножен, Бот порывисто вернул его на место, сверкнув взглядом в сторону громады святилища. - Как капусту посечем! Верно, не такие они нищие, если другим золотом платят за всяких стерв.
- Господин Хивс, чтобы там не случилось, я очень желаю видеть Аниту живой, - несколько раздраженно сказал Морас. - Зря ее отдали в храм. Не было такой необходимости.
- Друг мой, на нее ведь немалые надежды. Мы это обсудили уже, - надев шляпу, Давпер шагнул в шлюпку. - Только бы не струсила она. Истерика бы с ней не приключилась. Но не должна - смелая она девка. И тебя до безумия любит.
Морас не ответил, оттолкнул лодку от причала и уселся на носу, слушая жалобные крики чаек и плеск волн, мысленно поругивая себя за уступчивость, за все то время, которое он был на поводке у куцебородого гилена Пери.
- А я с нетерпением поджидаю, господин Хивс, когда вы в ту бухточку позволите наведаться, - Бот с усмешкой кивнул в сторону мыса выступавшего серпом справа. - Ваша улетевшая птичка определенно там. Ну, видели мы! Говорю без брехни - видели рохесский флейт и шлюпку с него. И кое-кого в шлюпке разглядели. Там эта сука!
- Знаю, Бот. Сам не слепой, - Давпер нервно полез в карман, достал коробочку с листьями мако.
- Так чего же ждать?! - абордажник с беспокойством заерзал на лавке. - У меня морда до сих пор от ее ласки болит. Вы только благословите, я ее хоть сей миг за ноги приволоку.
- Еще успеешь. Будет еще время, - дрожащими пальцами Хивс сунул в рот щепотку зеленого пахучего порошка и хищно стиснул челюсти.
* * *
О том, что Луацин со своей свитой прибыл в Иальс и собирался продлить союзный договор, Варольд узнал утром от двух чиновников муниципалитета, заглядывавших к нему по старой привычке. Только получить от его величества приглашение на ужин магистр не ожидал. Да и как мог вспомнить о нем король Олмии через столько лет? Даже если отчего-то вспомнил, гуляя по роскошным садам Ронхана, то вряд ли добрым словом. После нелепого, ложного обвинения в заговоре было, вроде, прощение, и Изольда говорила, что двор Лузины с радостью примет его, Варольда… Но так вдруг вспомнить о старом магистре, ставшем незаметным, ненужным, вспомнить и пожелать его видеть к торжественному ужину - Луацин не мог. Здесь что-то было не так. Кроун чувствовал это, может сердцем, может в беззвучном шепоте ментальной волны. Отбросив послание с лиловым гербом, он сел в тучное кресло под кустом азалии, сложил руки на коленях и вдруг подумал: "Канахор! Здесь замешан Канахор. Точно как тогда, в день резни и пожара в Лузине". Эта, поначалу зыбкая, мысль переросла в уверенность. Оттолкнув ногой свиток, валявшийся на полу, Варольд вышел на балкон. Отсюда в закате было хорошо видно витые бледно-красные башни и шпили над дворцом Ронхана. Когда солнечные сполохи угасли, и город начал таять в сумраке близкой ночи, в дворцовых садах заблестели огни факелов. Неожиданно они вздрогнули, будто потревоженный рой пчел, и заметались, мигая в густой листве. Во владеньях Ронхана, где остановился Луацин, происходило что-то странное, и вряд ли похожее на веселье. Вглядываясь в темноту, Варольд видел, как десятки светящихся точек от подножья холма двинулись по тесным улицам Бушенпита, другие потекли к муниципальной площади. Вскоре и возле школы Сафо мелькнуло несколько огней, и на мостовой застучали конские копыта - кто-то приближался к салону Кроуна.
Услышав голоса у дверей, затем на лестнице, магистр торопливо вышел навстречу. С бледным испуганным лицом и взъерошенными волосами по ступеням поднимался младший служитель иальсского магистрата. За ним следовали еще двое в синих туниках с нашивками.
- Короля Луацина убили… - произнес слуга магистрата, подняв отяжелевший взгляд к Варольду. - Только что. Лежит без головы. В саду, - добавил он отрывисто, поднялся еще на ступеньку и, достав платок, вытер струившийся по щекам грязный пот.
- Плохие дела, Герок, - Кроун сжал шарик-амулет, свисавший с рукава, и тут же подумал, что для Олмии это может означать скорую, очень горькую смуту. Что это может обернуться войной с Бургом, даже с Франкией. А главное - там была Изольда. - Зайдете, поговорим? - предложил он, отступая с прохода.
- Нет, магистр. Мы только предупредить. Вспомнилось, что вас когда-то обвиняли в покушении на Луацина… Поэтому… Но это не все, - Герох глянул на Фирита, на либийцев с заостренными посохами, охранявших вход в зал, и тише сказал: - И в этот раз обвиняют. Хуже того - паладин Лаоренс и люди из ордена Алой Звезды поклялись, что видели вас в тот самый трагический момент. Видели, будто короля убили вы. Бегите отсюда, магистр! Ради Рены Пресветлой! - он запахнул плащ и быстрым, грохочущим шагом направился к выходу.
- Хареф, - Варольд повернул голову к охраннику с медным василиском на груди. - Никого не пускать. Хотя… - дойдя до приоткрытой двери, он остановился. - Уходите отсюда, Хареф. Бери своих людей и скорее уходи. И ты, Фирит, - кивнул он гному. - Бегите отсюда все! - прикрикнул он и направился в зал приемов.
Теперь он клял себя, что из-за гордыни, из-за своего упрямства и заносчивости так распалил в последние дни вражду с Канахором Хаеримом, вместо того, чтобы закрыть на все глаза, все разом бросить и отправиться на поиски своей дочери. Он должен был, не раздумывая ни мгновенья, покинуть Иальс, поспешить на Рохес вместе с тем бардом и его помешанным другом. Должен был успокоить закипавшую в жилах кровь, забыть о мести, о боли, занозившей сердце почти ть лет, забыть, и думать лишь о том, что теперь счастливой волей богов у него есть дочь. Но темные силы души его, растревоженные ненавистным магом, оказались властнее, он сам отдал себя в их плен, и теперь те же боги творили справедливое возмездие.
Варольд остановился посреди зала, заломив руки и глядя на свое отражение в высоком зеркале. Два нефритовых гнома на подставке повернулись, ударяя молоточками, клепсидра мелодичным перезвоном обозначила час Серебра.
"Нужно попробовать связаться с Изольдой. Рассказать, что успею", - подумал магистр, направляясь к двери, и замер, увидев, как на балкон опустилась тень. От дуновения ветра шелковый занавес колыхнулся, тут же его отдернула украшенная перстнями рука. В зал вошел Канахор.
- Свиток, Варольд. Дай мне его! - глядя на Кроуна с насмешкой и презрением, он бросил на ковер с глухим стуком голову короля Олмии. - Ведь ты уже все знаешь? Сейчас сюда прибудут люди моего Ордена и свидетели муниципалитета. Все это теперь не твое, - Хаерим широко обвел зал скорченными по-птичьи пальцами. - Тебя приговорят к смерти. А ты просто отдай свиток и беги!
- Когда у льва застряла в горле кость, когда кровь горлом, нет капли воздуха, и в содроганьях остывает сила, тогда гиены смрадной время настает, - вспоминая строки поэмы Ювия, Варольд смотрел на голову короля. Седые волосы олмийца прилипли к желтому, сжавшемуся морщинами лицу, глаза, похожие на треснувшее стекло, смотрели в пол, рассеченная шея текла густой кровью. - Хорошо, что ты пришел, - сказал Варольд. - Свиток я не отдам. Пусть горит здесь все! - он стиснул кулаки, впитывая в себя вихрь эфира, вскинул правую руку и огненный шквал ударил в коридор, срывая двери, ревя, словно исторгнутое Некроном чудовище.
- Дурак! - с хрипом произнес Хаерим. Пространство вокруг него вздрогнуло, свернулось тугой пружиной и озарилось пунцово-красным светом.
Варольд отскочил к пьедесталу кристалла-усилителя. Времени запустить машину не оставалось, он успел лишь скрыться за ней от ослепительного луча, с воем пронзившего воздух и ударившего в бронзовый куб - оттуда брызнули струи кипящего металла.
- Магистр! - вбегая в зал, вскрикнул страж-либиец и замер, увидев вдруг Канахора, вращающего черное облако, в центре которого пылала кровавая звезда.
- Назад, Хареф! Все назад! - готовясь принять смертельный удар, Кроун выдохнул заклятие грейскин. Тело его покрылось матово-серой коркой, по шее от мочек ушей, словно красные змейки, потекли струи крови.
Он так и не успел остановить Харефа - либиец бросился вперед и упал на пол, корчась от прожигающих насквозь рубиновых искр. Через мгновенье от бесстрашного воина остался лишь скелет с лохмотьями обугленной плоти. Двое других стражей подняв эбеновые посохи с серебряными жалами, все же добежали до Канахора. Едва они изготовились для удара, как магистра накрыло черное, как угольная пыль, облако. Посохи ударили в пустоту. Раздался шипящий звук, и яркие фиолетовые зигзаги оплели либийцев, разрывая из тела на куски.
- Фаер-хелл! - крикнул Варольд, сплетая пальцы старшим знаком Го. Огненный вихрь закружился в центре зала, с ревом пожирая облако Канахора и тела мертвых стражей, разрастаясь, гудя, оплавляя бронзовые светильники и зеркала. Клубы едкого дыма заполнили дальние углы, куда еще не доползло дикое пламя. Кристалл магического усилителя разлетелся с оглушающим звоном. Начали рушиться колонны и каменные плиты свода. Варольд не видел, как темная фигура Хаерима мелькнула справа от него в густом дыму, услышал лишь последний слог чужого заклятия. Вспышка, похожая на пронзительный взгляд Маро, возникла на миг перед его глазами, и он упал от боли, проткнувшей грудь.
- И все, - сказал Канахор, возвращая перстень с рубином на безымянный палец. Некогда играть с тобой, неудачник. Твой же огонь укажет мне цель.
Быстрым шагом он направился по коридору, ведущему к сокровищнице и закрытым для всех комнатам. Языки пламени расступались перед ним, следом сходились вновь, съедая портьеры, вздыбившийся от жара паркет, облизывая стены и потолок. Ширившийся круг огня в зале, приближался к телу своего создателя. Разорванная мантия на нем уже тлела от прикосновения огненных искр, роем носившихся в густом дыму.
Внизу на улице слышались крики, перезвон металла. Со стороны старой цитадели несся отряд всадников с косыми плащами рыцарей Крона Славного.
- Магистр Варольд! Мой хозяин!… Мой хозяин… - запричитал Фирит, высунувшись из маленькой двери возле камина в объятый пламенем зал.
- О, магистр! Умоляю!… - задыхаясь, прикрывая лицо от нестерпимого жара, он подбежал к магистру Пламенных Чаш и, взяв его за ноги, что было сил поволок к тайному лазу.
Категория: Самая древняя сила | Добавил: emmakovach (26.09.2019) | Автор: Алёна Новак W
Просмотров: 107 | Теги: Колдуны и колдуньи в роду | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
More info
Image gallery
contact
Phone: +7 495 287-42-34 Email: info@ucoz.com
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915
Location in google Maps