Глава вторая Призрак кольца
Дол го разглядывали скелет, оставшийся от древнего чудовища, удивлявший величиной и ужасающей мощью, до сих пор таившейся в костях, занесенных песком, вросших в кораллы. Однажды, во время глубокого погружения к границе древнего города, Астра заметила на лапе чудовища металлическое кольцо с обрывком толстенной цепи, торчавшей из донных наносов. Мысль о том, что такой исполин, почти равнявшийся величиной руинам соседнего храма, мог быть покорен, и служить, словно цепной пес, потрясла Астру.
- Если бы у нас был такой союзник! - мечтательно и с восторгом сказала она, направляя Коралисса к ближайшему островку. - Если бы!… Но ты видишь, милый амфитрион, как мы слабы. Мы еле спаслись от либийцев. Бежали трусливо, как крысы, побитые, беспомощные. Я не представляю, что мы можем сделать против Аасфира.
- Вода говорит, что ты знаешь. Ты придумаешь что-нибудь, - уверенно ответил он, перевернувшись на спину и глядя в ее, таившие солнечный отблеск, глаза. - Завтра утром или после полудня, мы вернем Голафа. Ты вместе с ним - большая сила. Если первый раз удача оказалась против вас, то это не значит, что так будет всегда.
На следующий день около часа Лилии Астра и Бернат встретили рейнджера возле устья ручья. Едва амфитриты приблизились к берегу, мэги вбежала в воду и, когда Голаф встал, опираясь на обломок скалы, бросилась к нему, крепко обвив руками его шею.
- Как ты напугал меня, дрянной франкиец! - шептала она, целуя его мокрое, худое лицо. - Я думала, что останусь одна… совсем одна против всей этой злой своры.
- Разве я мог оставить одну, такую сумасшедшую мэги? - с насмешкой ответил Голаф. Рана между ребер еще ныла и колола, будто там застрял обломок стрелы, побаливала нога, но он подхватил Астру на руки, поднял высоко, будто сполна являя вернувшиеся силы, и вынес ее на берег.
- Здорово выглядишь, господин Брис! - приветствовал его Бернат, ловким движением извлекая из-под рубахи баклажку с вином. - Глоточек, а?
- Это с радостью. Уже не помню, когда пробовал что-нибудь вкуснее воды, - отпуская Астру, он повернулся к эклектику.
- А мои губы, Голаф? Разве ты не говорил, что они слаще всего на свете? - Бирессиа присела на камень, плеская ногами в набегавших волнах. - Ты не хотел, чтобы кончалась ночь, и вспоминал первую нашу встречу на корабле, - убрав волосы с прозрачных зеленых глаз, она с сожалением посмотрела на него. - Уходи, раз так. Только знай, с госпожой Пэй ты все равно расстанешься. Очень скоро расстанешься. Даже ненавидеть ее будешь.
- Не пытайся меня злить, Бирессиа, - сказала Астра, подкатывая мокрую юбку. - Благодарю тебя за то, что ты сделала для него. И вам всем спасибо! - она подошла к Ламирии и Коралиссу. Из синевато-оливковых волн вынырнул старик Волоб.
Вскоре, расставшись с амфитритами, мэги и Голаф поспешили в пещеру. Бернат следовал за ними, неуклюже перепрыгивая с камня на камень по берегу ручья и рассказывая с вдохновением рейнджеру о своих немалых успехах в изготовлении порошка.
Поздно вечером после долгих разговоров с рейнджером и подвыпившим Холигом, разговоров, так и не давших сколько-нибудь разумных мыслей о дальнейших действиях против Аасфира, Астра ушла в дальний зал пещеры, устроилась полулежа на подстилке из пальмовых листьев и подсохшей травы. Голаф еще рассуждал с мастером Бернатом в зале Совета, попивая вино и доедая жареную рыбу. Было слышно, как Брис твердил о том, что любая вылазка против либийской цитадели без помощи паладина Греда бессмысленна. Эклектик не возражал ему, кряхтел, склоняясь над очагом, ворошил угли - на стене пещеры колыхались отблески пламени и его сгорбленная тень. Астра, покручивая кольцо Керлока, думала иначе: не было никакой уверенности, что "Кирида" приплывет раньше Аасфира. Даже если флейт прибудет вовремя, то мечники Греда хороши в бою с либийцами или пиратами Давпера, но что они против чудовища, которого наделил силой жестокий змеетелый бог? Мэги вспоминала, вспоминала долго древние книги, которые довелось прочесть в замке Изольды, во дворце Лузины и хранилищах магистрата, стараясь зацепиться за какую-нибудь мысль, полезную в сражении со Змеем. Она думала о таинственном волшебстве хорагов, способном, раздвигать скалы и проделывать в земле ходы до скрытых в глубинах сокровищ; думала о могуществе атрийцев, которые превращали медь в золото, а камни в солнечный свет; вспоминала легенды о силе либийских магов, но ничего полезного для борьбы с Аасфиром не приходило ей на ум. Только осознание, что она слаба, беспомощна даже в схватке с горсткой жрецов, злило ее, и в горле поднимался сухой ком, соленый, как слезы.
- Эта Мудрейшая, ну помоги же мне! Помоги! - прошептала Астра, сжимая кольцо с топазом в кулаке, закрыла глаза стараясь отвлечься от горестных мыслей или уснуть.
Ей все мерещилось чье-то бормотание и осторожные шаги в темноте узкого хода, где рейнджер в первый день установил ловушку. Потом пришел сон: странный город, похожий на тот, который видела она с Коралиссом на дне моря. Большие здания в окружении серо-голубых колонн, между ними площадь и алтарь, забрызганный свежей кровью, вокруг толпа людей с лицами страшными, почти нечеловеческими. В небо длинными черными стрелами поднимались обелиски, украшенные тонкой резьбой, выше кружили бесперые птицы с зубатыми вытянутыми головами, редко взмахивающие кожистыми крыльями. Вдруг толпа на площади забеспокоилась. Кто-то закричал, и со стен, возвышавшихся тремя ступенями над берегом, тревожно завыли трубы. Вода в гавани вспенилась, пошла серебристыми пузырями, и в хлынувших во все стороны волнах скользнул изогнутый хребет морского змея. Взвывшим дико трубам ответил громовой голос барабана. Плиты возле алтаря тут же разошлись, выпуская чудовище с гигантской собачьей головой и ящероподобным телом. От его поступи дрожала земля, толстые цепи стонали на лапах - могучая, ужасного вида тварь спешила к берегу, чтобы встретиться в последней битве с тварью рожденной в бездне моря.
Астра открыла глаза, проснувшись от шевеления или шепота, почудившегося в глубине хода. Зажатое в ладони кольцо казалось горячим.
- Эта Ясная, - произнесла мэги, едва шевеля губами. - Мне нужен союзник. Могучий союзник, как тот, чьи кости на дне возле затонувшего города. Нужен костяной голем! - осенило ее.
- Костяной голем, - повторил голос, похожий на шорох ветра. Воздух во мраке пещеры качнулся, и проступили очертания знакомой фигуры. - Да, юная мэги.
- Мастер Керлок?! - она приподнялась на локте, вглядываясь в темноту, и рассмотрев лучше бесплотное существо, торопливо встала. - Злой старикашка! - радуясь, шутливо воскликнула она. - Какими путями?!
- Дорогой Духов, глупая девчонка! Той самой дорогой. И тише! Не хочу своим видом пугать твоих пьяных друзей, - призрак выплыл на свет, стал плотнее и опустился к земле.
- Так в этом сила кольца? Я вызвала тебя? - мэги разжала ладонь, поглядывая то на бледную искру топаза в серебре, то на лицо с серой, подобной лоскуту паутины бородой.
- Что за чушь! Я тебе не джин, запертый в стекле. Я свободен! Я там, где хочу и делаю, что хочу! - он слегка рассердился, подлетел ближе, касаясь пола обтрепанными краями рубища.
- Я думала, что руны на нем… Я их не смогла прочитать, не разглядела как следует, - признала Астра, вращая подарок алхимика между пальцев.
- Ты так ничего и не поняла. Ай-ай-ай! А я тебя считал умной мэги, - Керлок покачал головой. - Скажи-ка, что самое ценное для тебя? Для всех, кто живет не для того, чтобы изо дня в день жрать дома похлебку?
- Для меня, мастер, важна сила. И не без ума, конечно. Что я успела понять… - она вздохнула и, повернув голову, увидела тень рейнджера, стоявшего у стены с обнаженным мечем. - Все в порядке, господин Брис, - заслоняя призрака, сказала она. - Керлок - наш друг. По крайней мере, не враг.
- Мастер Керлок никогда не был добрым. Берегись, рейнджер, - старик всплыл к своду и завис между каменных сосулек, в глазах его появился желтовато-топазовый блеск.
- Не пугай меня, дряхлый шет. И не бойся сам - мой меч тебе без вреда. Но и ты для меня ничто, - Голаф убрал клинок и с пьяным безразличием прислонился к стене.
- Первое разумно. А второе… Второе лучше не обсуждать. Ты еще не видел ничего страшнее теней в старых склепах. Лучше оставь нас - ей нужно со мной поговорить, - резко сказал мастер.
- Пожалуйста, Брис, - попросила Астра. - Никаких тайн. Только немножечко личное.
Рейнджер ушел, его шаги стихли у выхода из пещеры. Из соседнего зала доносился негромкий храп Берната.
- Сила и ум важны, Керлок, - продолжила Астра. - Раньше я думала, будто мои умения настолько хороши, что я стану первой во всем, везде. Я думала, будто так или иначе, но смогу справиться, с чем бы мне ни пришлось столкнуться в самых далеких пределах нашей Гринвеи. А оказывается, я слаба… Я - не более чем девчонка, кое-как научившаяся шалить простыми заклятиями, и не способна превратить их в настоящую Силу - ту, которой светятся легенды, и о которой говорят Наод, Ювий и мудрейший Некомарх.
- Сила важна. И не без ума, конечно, - подразнивая ее, ответил призрак. - Но даже Сила и Ум, становятся могильным прахом, если рядом с ними нет Удачи. В твоем кольце, мэги, живет Удача. Свитая в тугую петлю, схваченная рунами и направленная властью камня, она бежит по кругу всегда рядом с тобой. Ты не заметила, что многое, происходящее с тобой, повторяется?
- Чаще за мной следуют беды. Похожие чем-то и другие, - Астра вспомнила первые дни в Иальсе: случай с кошельком Бугета, погоню за ней рыночных воров и вмешательство пиратов Хивса, потом стычку с теми же пиратами и появление варгиевой шайки. Вспомнила путешествия с Хериком, рваные платья, встречи с Давпером, Ланерию. - Только беды, - заключила она.
Нет, мэги Пэй, - Керлок поднял палец с изогнутым бурым ногтем. - Эти беды давно бы уничтожили тебя, если б за ними не следовал счастливый конец. Это кольцо Удачи - но си его всегда с собой. Когда совсем плохо - сжимай в кулаке. Оно не всесильно, конечно. Когда-нибудь случиться беда, которая сильнее тебя и его, но пока ты жива, и в этом заслуга кольца, - он опустился, сел на травяную подстилку, словно живой человек. - Теперь тебе нужен секрет костяного голема. Разве не удача, что есть я - темный эклектик, лучше других, познавший тайны мертвых тел? И разве не удача была, когда ты встретила другого эклектика, который мало понимает в големах, но знает толк в вине и всяких порошках? - он рассмеялся, приложив ладонь к уху, будто прислушиваясь к храпу Берната.
Категория: Самая древняя сила | Добавил: emmakovach (26.09.2019) | Автор: Алёна Новак W
Просмотров: 92 | Теги: вывод | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
More info
Image gallery
contact
Phone: +7 495 287-42-34 Email: info@ucoz.com
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915
Location in google Maps