Глава вторая Призрак кольца
Между крашеных синих стволов колонн начинался широкий проход. Астра замедлила шаги, вглядываясь в сумрак, редко подсвеченный масляными лампами на длинных цепях. Слева, в неровной поверхности стены, тусклой бронзой блестело несколько дверей, впереди виднелись две лестницы: одна вверх, другая глубже в недра древнего храма. Мэги двинулась туда, надеясь, что в запертых комнатах окажется кто-нибудь из девушек, привезенных Давпером. Брис нагнал Астру на средине пути, подбежал к ближней двери и с силой потянул за кольцо. Скрипнули штыри в стене, но замок не поддался.
- Эй! Есть там кто?! - крикнула Астра, шлепнув ладонью по крепкой бронзовой обшивке.
- Не ори! - оборвал ее рейнджер. Вонзив острие меча в щель, он попытался взломать запор. Тем временем, Астра подбежала к входу в следующее помещение, рванула за кольцо, и, убедившись, что другая дверь тоже заперта, вытянула пальцы, нащупывая эфирное тело металла. Напрягаясь, попыталась сдвинуть его с места. Голаф справился быстрее - металл заскрежетал, треснул в пазах. Рейнджер ворвался в огромную темную комнату. Астра метнулась за ним, на ходу выпуская светляка, взлетевшего сразу к округлому своду. Пленниц здесь не было, на деревянных полках, поднимавшихся в шесть ярусов по стене, стояли горшки, расписанные красно-синими либийскими узорами, снопы сухих трав, изъеденные молью тряпичные свертки. Посредине стоял массивный стол с разбросанными в беспорядке железными инструментами. Из трещин в полу сквозило смрадной сыростью.
- Бежим дальше, Голаф! - Астра дернула его за рукав, догадываясь, что в ближайших комнатах их ждет подобное - пленницы были где-то в другой части храма.
- Если успеем, - рейнджер выхватил лук из-за спины и вышел в коридор. На лестнице теперь отчетливо слышался топот и голоса растревоженных либийцев. - Спрячься за колонной! - успел он бросить мэги и спустил тетиву, пробивая насквозь грудь первого стражника.
Голоса слуг Абопа превратились в рев. Трое воинов с копьями наизготовку спрыгнули с последнего ряда ступеней и, прикрываясь плетеными щитами, понеслись к франкийцу. Из арки, выложенной синей с позолотой плиткой, показались люди с факелами, некоторые в длинных жреческих одеждах, другие в клепаных кожаных доспехах и ушастых шлемах. Астра метнула фаерболл в гущу толпы. Огненный шар ухнул, разлетелся искрами, воспламеняя одежды и отражаясь на лицах либийцев дрожащим красным ужасом.
- Назад! Назад, Астра! - вскричал рейнджер, сходясь с копейщиками. Выпустить еще стрелу он не успел, теперь в ход пошел меч. Тонкое лезвие сверкнуло, словно электрический зигзаг, и первый страж с воплем схватился за рассеченное до кости лицо. Двое других разо
м ударили копьями. Голаф отскочил, перехватил меч по-вильсски и, присев низко, с разворота полоснул по их незащищенным бедрам. Еще троих подоспевших стражей остановила вспыхнувшая стена пламени.
- Давай, Брис! Уползай оттуда, шет тебя! - мэги сцепила пальцы, откинув голову назад и впитывая кожей, всем существом драгоценные капли эфира. Огненный заслон получился на редкость мощным, полыхавшим до каменных брусьев свода. Неудачливый копейщик корчился в языках пламени, пока кто-то не вытащил его крючковатой палкой. Нечто зловещее шипели жрецы, став за огненным пологом в круг и скрестив посохи. Сначала в воздухе зазвенели пущенные наугад стрелы, а чуть позже, когда рейнджер начал пятиться к выходу, Астра почувствовала магию, чужую, неведомую, будто тени, похожие на серые бесплотные ленты, поползли вокруг. От их прикосновения тело немело, и пробирал ужас. Тени-ленты все ползли из-за толстых багровых колонн, со стороны украшенной изображениями нагов арки, даже через стену затухавшего огня. Трепещущие, словно змеиные жала, они касались то рук, то ног, проникали под одежду, и тогда воздух в груди становился каменным.
- Змея! - прохрипел Голаф и, подняв меч, неуклюже двинулся к мэги.
- Ты… ты сума сошел! - Астра едва успела уклониться от удара клинка. Ее одеревеневшее, будто покрытое толстой коркой льда тело, едва слушалось. - Это я, Голаф! Это я! - вскричала она, ощущая, как серое волшебство, насланное жрецами, все сильнее захватывает ее саму: лицо рейнджера превращалось в желтозубый оскал морка. - Голаф! Это я! - повторила она и, собрав гаснувшую от страха волю, шагнула к франкийцу, обняв его, прижавшись грудью.
Мутно-ледяные глаза Бриса, будто оттаяли. Отгоняя видение, он тряхнул головой.
- Бежим! Шевелись! - Астра толкнула его к выходу. Стена огня затухала. Вокруг по-прежнему метались ленты неведомого колдовства. Храмовые стражи, подняв копья, были готовы переступить сдерживавший их рубеж.
Брис оглянулся на либийцев, столпившихся у взломанных дверей, и побежал за Астрой. Едва он достиг арки с фигурами нагов, как пламя позади погасло. Слуги Абопа, издав вопль торжества, бросились вдогонку. Воины, вооруженные луками, пустили стрелы, и Голаф, замычав глухо от боли, повалился наземь. Одна из стрел пробила ему бедро, вторая глубоко распорола плечо.
- Вставай, милый! Ну! - Астра схватила его липкую от крови ладонь, мысли неслись вихрем. На новый фаерволл, достаточно мощный, чтобы задержать врагов, не было сил.
- Алко-ода-фог-спелл! - бросила она, с кончиков пальцев потекли ядовито-желтые струи. Все пространство между колонн накрыло густое удушливое облако. Копейщики, почти достигшие арки, рухнули на пол, потирая слезящиеся глаза и давясь кашлем.
Рейнджер, поскрипывая от боли зубами, потянулся за луком. Он готовился принять бой, последний для него, но Астра подхватила его под руку и заставила двигаться дальше. Волоча пронзенную стрелой ногу, хватаясь за мэги и кое-как опираясь на меч, Голаф доковылял до поворота. Здесь было светлее: факелы в кривых лапах статуй бросали широкие отблески пламени. Возле стены в луже масла лежал жрец-либиец с вывернутой шеей.
- Идут, собачьи дети, - услышав приближавшиеся сзади шаги, Голаф остановился и, отталкивая Астру, сказал: - Беги к амфитритам. Меня уже не доволочить. Знаешь, сдохнуть приятнее на суше, чем захлебнуться.
- Рена Пресветлая, с кем я связалась?! Устыдись! Мы выбрались почти! - мэги вцепилась в его мокрую, затрещавшую рубаху и поволокла за собой.
До поворота к бассейну оставалось не более двадцати шагов, в этот момент на лестнице, видневшийся в конце прохода, появился жрец с татуированным на лбу знаком-змеей. За ним выскочило двое лучников, тут же изготовившихся к стрельбе. Прежде чем они выпустили стрелы, мэги успела выкрикнуть заклинание айсщелид. Это было спасением - стрелы застряли в плотном слое ледяной пыли. С другой стороны, возле изваяний с факелами, появились тени копейщиков, но Астра уже втянула рейнджера в коридор, ведущий к бассейну. Из темноты донесся плеск воды и голоса амфитрит.
- Стреляйте в колдунью! - ударив посохом в пол, приказал Хемихех, добежавшим до угла лучникам.
Грозно и звонко пропели тетивы луков. Астра ответила фаерболлом, только раньше, чем пламенный шар обжег либийского стрелка, Голаф упал на пол. Из его живота торчал железный наконечник стрелы, по рубашке растекалась кровь.
- Коралисс! Помогите же! - призвала Астра. - Ради всего! Мне его не донести! - она на мгновенье склонилась над смертельно раненым франкийцем. Губы ее задрожали, из груди вырвался всхлип бессилия и ярости. Сам эфир вокруг будто свернулся тугой пружиной отмщения.
- Авро-канья-фая-спелл! - вскочив, мэги вытянула руки и вложила в заклятие последнюю силу. Пламя вихрем понеслось по коридору. Разлетелось ослепительными струями, оплавляя стены, сотрясая воздух могучим ревом. Лучник, не успевший пустить вторую стрелу, превратился в мечущийся факел. Кто-то еще завыл от ужаса и боли. Лишь верховный жрец Абопа, укрытый опекой своего ужасного бога, остался невредим. Опустив навершие посоха к земле, он вскричал что-то и взмахом руки, обозначил сдвоенную руну. Снизу послышалось шипение. Мэги содрогнулась, увидев, как из щелей в стене и полу появились черные тела ядовитых гадов. Сотни их заполняли проход спереди, сзади. Ламириа, бывшая в нескольких шагах от распростертого тела рейнджера, взвизгнула. За ней остановился, замер в страхе Коралисс.
- Держитесь! - крикнул Волоб, высунувшись из бассейна. Опустив ладони в воду, он зашептал моление Эрисе. Гребень на его спине ощетинился иглами, морщинистые щеки вздулись. Вдруг из чаши водоема поднялась высокая черная волна, плеснула и, шумя, пенясь, понеслась, унося клубки змей стремительным течением прочь, в глубины темного храма. От удара этой стихии Астра едва устояла на ногах. Бирессиа и Ламириа подхватили размякшее тело рейнджера и поволокли к входу в спасительный туннель. Хлюпая по стекавшей по плитам воде, мэги бросилась следом, добежала и упала со всплеском в бассейн, чувствуя лишь, что ее подхватили сильные руки Коралисса.
В сером свете луны, подернутой рыхлой дымкой, лицо Голафа казалось мертвым. Кровь, недавно смытая морем, снова выступила обильно сквозь рваную рубаху, расползлась огромным пятном.
- Оставьте его здесь, - сказала Бирессиа, когда Бернат и Астра собрались оттащить рейнджера дальше от берега. - Ламириа сейчас отыщет нужные водоросли. Мы положим их на раны и заберем его в море.
- Он все равно умрет, - ответила Астра, присев на корточки и поглаживая колючую щеку Голафа. - Не нужно его мучить вашими прихотями.
- Он будет жив, если ты лезть не будешь. У Леоса раны были страшнее, но я залечила их. И рейнджера вылечу, - глядя на мэги, амфитрита надменно усмехнулась. - Не все же тебе, величайшая Пэй. Заберу его на маленький островок. Подальше, чтобы ты не мешалась, а через три дня увидишь, что будет.
- Он не умрет. Клянусь тебе, - опустившись рядом, Коралисс обнял Астру за плечи. - Амфитриты плохие воины, но мы знаем тайны исцеления.
- Это из-за меня, - прошептала Астра, покусывая губы, соленые от крови Бриса. - Все испортила. Дура я! С самого начала… А он, даже раненый, старался прикрыть меня от стрел. О, Эта! Милостивая, спаси его! Не дай ему умереть! Пожалуйста!… - она всхлипнула, не стараясь больше сдержать слезы.
- Успокоилась бы, госпожа. Чего теперь? Боги все решают, - проговорил Бернат. - И сама бледная, будто тоже лишилась всей крови. Позволь, отведу тебя в пещеру.
Почти беззвучно, как ночная тень, из волн появилась Ламириа, держа круглую раковину и пучки водорослей. Волоб взял у нее несколько длинных стеблей, растер их между пальцев и, принюхиваясь, одобрительно качнул головой.
- Хватит. Уходи отсюда, - повелительно сказала Бирессиа, став напротив мэги. - Ступай в свою пещеру. Тебе не нужно на это смотреть.
Не ответив, Астра поднялась и пошла к блестящему в темноте ручью. Собрав наспех разбросанную одежду и оружие рейнджера, эклектик направился за ней. Скоро с берега послышалось пение амфитрит, печальное и волшебное, как лунный свет над просторами моря.
С утра до позднего вечера почти без отдыха Бернат занимался изготовлением смеси из рохесской соли и других, известных ему веществ. Эклектик понимал, что теперь надежда была только на счастливый случай и, конечно, взрывающийся порошок. Нечего было и думать проникнуть в храм через подводный туннель снова - со слов Коралисса, жрецы в ту же ночь опустили тяжелые железные решетки в воду и закрыли проход. Астра иногда помогала Холигу, принося в мешочке рохесскую соль из тайника на берегу, растирала ее в ступке, соединяла какие-то вещества, помешивая их костяной лопаткой. Но больше она сидела в одиночестве под старой акацией, опустив ноги в ручей и страдая от мрачных мыслей. Если даже амфитриты исцелят полностью рейнджера, если Бернат сделает в достатке зелья, которое разрушит стены и башни, то все равно их сила была слишком слаба против воинства Абопа и его могучего сына. Что они против огромного морского чудовища, двух десятков стражей и жрецов, обладающих неведомым волшебством, если в недавней ночной вылазке Голаф едва остался жив, и она сама спаслась чудом и отвагой заслонявшего ее рейнджера? Неизвестно, когда придут на помощь воины паладина Греда, ведь до появления Змея осталось мало времени. А еще в бухте стоял когг пиратов, замысел которых был по-прежнему неизвестен. Вечерами Астра выходила на берег и, чтобы чуть отвлечься, ныряла в море и играла с Коралиссом или сидела на мокром песке, обняв амфитриона, наблюдая красный закат. Нес колько раз они плавали к развалинам затонувшего города, опускались едва не до самого дна, пытаясь вообразить, каким было это место тысячи лет назад. Смотрели на каменных идолов, величественные черные обелиски и останки святилищ чужих богов.
Категория: Самая древняя сила | Добавил: emmakovach (26.09.2019) | Автор: Алёна Новак W
Просмотров: 100 | Теги: Отвороты =Привороты | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
More info
Image gallery
contact
Phone: +7 495 287-42-34 Email: info@ucoz.com
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915
Location in google Maps