Глава третья Танец бездушных богов
Синим жалом в нем сверкнула глыба льда. Астра развела пальцы и со стоном толкнула ее в Аасфира. Змей отпрянул, но мэги предвидела это и смогла направить снаряд точно в цель - ледяное острие вошло в глаз, с хрустом пронзило змеиный мозг. Рейнджер едва успел увернуться от рухнувшей на землю тяжелой головы. Из глазницы на камни брызнула густая слизь. Тело сына Абопа с минуту билось в конвульсиях, разбрасывая камни, и обломки скал в ущелье. Потом затихло. Из разрывов черно-лиловой чешуйчатой кожи сочилась кровь.
Над беспокойным морем показался край солнца.
- Мора-бора! Мора-бора-а! - Бернат просунулся через пролом в стене и, выпучив глаза, качая головой, смотрел на мертвого исполина.
- Это я сделала, господин рейнджер. Согласен? - Астра подошла и слегка толкнула франкийца, до сих пор не пришедшего в себя от потрясения.
- Ты. Используя меня как приманку. Как червячка на крючке, - он тряхнул головой и вогнал в землю клинок.
- Так извини, кто бы лучше мог развлечь этого гаденыша? Ты прямо шут прирожденный! - мэги заметила, что Брис нахмурился и повернулся к эклектику. - Ну, извини, Голаф. Я от радости. От радости, что б его! - она сердито пнула червеподобную бахрому, свисавшую с головы чудовища.
- Мастер Бернат, чего это ты припоздал со своим взрывом? - поинтересовался рейнджер, вытирая об траву испачканный кровью сапог. - Я уже думал, не случилось ли чего.
- Не поверишь, Брис. Фух, - Холиг, кряхтя, присел на камень. - Руки дрожали с перепугу. Как Змея увидел… Вблизи, так вот, шагах в десяти, так все задрожало: и руки, и ноги и потроха. Не мог даже с огнивом справиться.
- Это бывает, - взяв меч, Голаф убрал его в ножны, двинулся к храму, но вдруг замер у треснувшей алтарной плиты.
На ремне, привязанном к железному креплению, висела обрубленная по локоть женская рука, бледная и тонкая, как у Аниты. Ужас колюче прошел по спине франкийца. Он не испытывал подобного даже стоя перед Аасфиром, рискуя быть раздавленным вмиг. "Нет-нет!" - сказал Брис себе. - "Это не может случиться с ней! Она там, в храме. Еще ничего не кончилось. Все, ради чего я здесь, только начинается. Все там!"
- Непонятно, почему в храме оказались пираты? Похоже, как важные гости, - Астра подняла голову к опустевшей галерее. - А они ведь нам очень помогли.
- Или мы им. Идете? - поднявшись на несколько ступеней, франкиец прислушался, поправил моток веревки, выбившейся из-под ремней портупеи, и двинулся к раскрытым дверям.
В переднем зале был полумрак. Свет бледного утра падал из щелевидных окон длинными полосами. Прямо, между ряда колонн на черно-мраморном постаменте возвышался Абоп, глядевший на вошедших глазами из хризолитов. За ним на стене пряталось охряное солнце.
- Голаф, не спеши так! - Астра нагнала его на полукруглой лестнице вниз. - Мне бы отдышаться. Я не смогу даже фаерболл сделать.
- По пути очухаешься, - сказал рейнджер, не останавливаясь. - И тише. Идите на десять шагов позади.
- А мне, господин Брис, дал бы свой лук, - попросил Бернат. - В молодости я стрелял из этой штуки. И попадал, кажется. Не помню куда.
- Т-с-с! - услышав тихие голоса дальше по проходу, Голаф раздраженно глянул на спутников.
Держа ладонь на эфесе меча, ступая осторожно, он дошел до арки и повернул за угол. Пред ним, прижавшись к стене, замерли двое жрецов, придерживавших третьего, который истекал кровью от глубокой раны в животе.
- Анита?! Где моя Анита?! - грозно произнес франкиец, его голос дрогнул, и рука потянулись к шее ближнего служителя Абопа.
Тот не ответил, лишь захрипел, когда сильные пальцы нешуточно сдавили горло.
- Где?! - повторил Брис. Его темные с синевой глаза, стали похожи на осколки ночи.
Жрец, задыхаясь, вцепился в его руку. Другой, обнимавший умиравшего друга, лишь со звериной ненавистью взирал на разгневанного северянина.
- Пусти его, Голаф, - попросила Астра. - Сами найдем. Сами.
Рейнджер брезгливо разжал пальцы, и либиец отскочил в угол, стиснув зубы и сопя.
- Уходите отсюда! Мы не хотим вас убивать, - освобождая им путь, Астра попятилась к двум изваяниям Тода.
Ее слова жрецы приняли так же безмолвно, безрадостно, будто дикие коты - кусок хлеба, но все же, подхватив под руки полумертвого товарища, направились к выходу. Через десяток шагов, один из них обернулся и указал Астре взглядом на проход ведущий направо.
Не дожидаясь пока либийцы скроются с виду, мэги пошла в указанном направлении. Там, в широком, украшенном алебастровой лепкой, коридоре действительно было несколько дверей. Голаф толкнул среднюю, по другую сторону послышался слабый женский всхлип. Засов был без замка и поддался легко. Тусклая лампада освещала комнату с потертой циновкой на полу и широкими полками, укрытыми лохмотьями овчины. У дальней стены, боязливо поджав голые ноги, сидели три девушки.
- Анита… Где искать Аниту? - нахмурившись, Брис разглядывал их худые лица.
Одна мотнула головой и, увидев Астру за спиной незнакомца, немного осмелела:
- Всего ради, не троньте нас, - прошептала она.
- Мы не из шайки Пери и не служим храму. Вам нечего бояться, - обходя Голафа, мэги переступила порог. - Так не видели Аниту?
- Нет же. Она никогда не была с ними, - с чуть скрытым раздражением ответила смуглая черноволосая девушка в разорванной тунике.
- Бернат, помоги им выбраться отсюда. Отведи лучше в пещеру, - рейнджер направился к следующей двери. Она оказалась открыта. За ней находилось два ложа, прикрытых старой вонючей шерстью, и разбросанные на полу миски. Следующие комнаты так же оказались темны и пусты.
- Не бойтесь, - повторила Астра, все еще не верившим в освобождение пленницам Абопа. - Ступайте отсюда. Идите скорее за мастером Холигом. Он проведет вас в безопасное место.
- Госпожа Пэй, не благоразумней ли дождаться вас здесь? - эклектик прислонился к притолоке двери и смял с хрустом бороду. - Мало ли кого мы встретим…
- Никого, кроме мертвых и едва живых от страха жрецов. Если поспешите, - уверенно сказал рейнджер. - А станете тянуть - встретите людей Давпера.
Упоминание недоброго имени Хивса сразу расшевелило недавних невольниц. В полной готовности к бегству, они выскочили из комнаты и столпились перед Бернатом. Только эклектик с сомнением почесывал всклокоченную бороду, пока Голаф не сказал ему:
- Возьми, если думаешь, что эта штука поможет, - он скинул с плеча лук, отстегнул колчан с четырьмя оставшимися стрелами. Миг помедлив, вытащил из сапога небольшой острый нож и протянул девушке в порванной зеленой тунике: - И ты возьми. Вижу, смелая самая.
- Я буду по пути молиться за вас, - пробормотал Бернат. - Только возвращайтесь скорее!
Голаф и Астра почти бегом обошли пустые залы вокруг. На этом ярусе не было никого, кроме двух крупных дымчато-серых кошек. Ближе к спуску в подземелье рейнджер натолкнулся на стражника шевелившегося в луже собственной крови, а у самой лестницы ждало еще менее приятное зрелище. Между звероподобными изваяниями и на ступенях лежало десятка полтора либийцев, посеченных мечами. У некоторых немногим выше незащищенного нагрудником места торчал арбалетный болт, и Голаф, все более мрачнея, оценил мастерский почерк стрелка, служившего пиратам. Нескольких мертвых головорезов Давпера франкиец узнал по шароварам и широким моряцким рубахам с влажными пятнами.
- Всего их было около десяти, - угадывая его мысли, сказала Астра. - Вряд ли больше. Я считала, когда началась свалка на галерее.
- И я считал, - носком сапога Брис повернул одну из голов повязанных банданой. - Получается, осталось не больше пяти. А скорее, меньше. Справимся, Астра Пэй, - он недобро усмехнулся и начал спускаться вниз.
Услышав приближавшиеся голоса, Голаф велел мэги остановиться, сам прошел вперед и спрятался за колонну. Дальше открывался хорошо освещенный проход с рядами пилястр по обе стороны, выложенный полированными плитами известняка. Первым из полумрака дальнего зала, прихрамывая, вышел Морас, за ним следовало двое абордажников "Гедона", тащивших с руганью тяжелый сундук. Голаф выждал, убеждаясь, что пиратов всего трое, и шагнул из тени, обнажив клинок.
Бросив с металлическим грохотом ношу, пираты схватились за оружие.
- Зря вы, господин Брис, - подняв руку, капитан остановил боевой порыв моряков. - При всем уважении к вам… - он не спешил взяться за рукоять верного олмийского меча. - Вам лучше бежать отсюда для вашей же пользы.
- Что с Анитой? - взгляд рейнджера, безжалостный, как лезвие, полосонул по набычившимся противникам.
- Не надо за нее беспокоиться. Она под моей опекой, - спокойно ответил капитан. - С самого первого дня.
- Так вот, Морас, я не испытываю ни к вам, ни к ублюдкам рядом с вами ни капли уважения. Не задумываясь ни на миг, я убью вас всех. Так, как убивал тварей Некрона, нарушивших добрый порядок нашего мира. Как убивал без капли сострадания негодяев, грабивших у взгорий Анраса честных людей, насиловавших женщин. Я убью вас. За все страдания, которые вы доставили другим людям и лично мне, - он сделал шаг, держа острие меча на уровни груди Мораса. - Но сначала вы ответите, где Давпер и моя сестра.
- Ты нас сильно напугал, франкиец, - бородатый пират показал поломанные желтые зубы. - Твоя сестра - теперь наша сестра. Она - олена Пери!
- Где она, мразь?! - Голаф дернул клинком в его сторону.
- Кэп, я не вынесу этого! - скалившийся абордажник ударил косо сверху, ожидая, что лезвие войдет в шею рейнджера, но тот уклонился, взмахом ноги послал капитана к стене и вскинул свой меч, парируя второй удар.
Мэги, давно ожидавшая такого итога разговора, мгновенно отпустила фаерболл. Шар пламени угодило прямо в лицо бородачу, сжигая его пышную растительность, ослепляя, окатывая волной горячей боли.
- Астра, не лезь! - выкрикнул Голаф, его клинок пел от звонкой встречи со сталью врага, сыпал искрами и метался в воздухе с неуловимой для глаз быстротой.
Оба абордажника оказались хорошими бойцами, бесстрашными и верткими, однако, раньше, чем Морас вскочил на ноги и попытался занять место в ряду немногочисленной команды "Гедона", бородатый пират охнул и схватился за широко распоротый живот.
- Гринх грязный, гы-р… - выдавил он, хватая ртом застывший воздух, - я тебя… гр… - и повалился наземь, выпуская содержимое желудка меж окровавленных пальцев.
Морас и второй пират застыли на мгновение. Голаф перехватил меч лезвием к локтю. Теперь со стороны казалось, что он безоружен, уязвим для первой же смелой атаки. Но в этом была только обманчивая видимость, на которую покупались слишком самоуверенные или глупые, а осторожные терялись на миг, который им так же стоил жизни. Исторгнув грозный вопль, абордажник бросился вперед, полосуя воздух кривым мечом. Подпуская его на шаг, Голаф повернулся в пол-оборота, одновременно вскидывая согнутую руку - жало клинка, ставшее продолжением локтя, с хрустом вошло в толстую шею. Вопль оборвался. Выронив оружие, пират сползал по стене. Из рассеченного горла текла кровь, с отвратительным звуком вздувались, лопались красные пузыри.
Рейнджер почувствовал, что Астра стоит слишком близко за его спиной. Это снижало возможность маневра, а Морас, судя по всему, был непредсказуем в бою, и сколько же осмотрителен. И еще Голаф подумал, что капитан по каким-то смутным причинам не готов сойтись с ним решительно насмерть, как лежавшие возле его ног подонки. В этом не было трусости, и не было подобия благородства. "И это ничего не меняет", - решил для себя Брис, напал, обманчиво целя в грудь прикрытую складками кружевного ворота. Капитан, отскочил к пилястре, уклонился от замаха слева и, споткнувшись об сундук, потерял равновесие. Жалобно пискнул металл, украшенное серебром оружие Мораса отлетело к стене, сам он рухнул на пол.
- Вы такой же негодяй, как и все они. Мне плевать на ваши лживо-благородные манеры, кэп, - рейнджер нажал острием клинка на выпиравший кадык - по белому вороту потекла красная струйка.
Астра остановилась рядом, глядя на лицо капитана "Гедона", почти бесстрастное, лишь морщина, изгибавшаяся от носа к бледным губам, стала глубже. Мэги вспомнила, как он однажды спас ее от разгневанной шайки Варгиевых воров, и тихонько тронула франкийца за рукав.
- Голаф, оставь его! - раздался из темноты женский голос. - Оставь, или я выстрелю, - нацелив арбалет в Астру, Анита приблизилась на несколько шагов. - Прошу тебя! Знаешь же, не промахнусь!
- Ты?! Ты свихнулась, Ани! Опусти арбалет и иди сюда! - он убрал клинок в сторону.
Морас, упираясь локтями, отполз назад.
- Голаф, уходите отсюда. Просто уходите. Мы не будем преследовать вас. Я обещаю, и капитан это подтвердит, - строго сказала Анита.
- Шетова дрянь! - Брис уже разглядел две или три фигуры появившихся из полумрака за сестрой. Почти сразу он узнал по походке Давпера. - Астра! В сторону! - крикнул он, сам, прикрывая мэги от возможного выстрела, двинулся вперед.
О Морасе следовало забыть на миг. Сейчас рейнджер был готов схватить Аниту за волосы и тянуть за собой. Он сделал всего два шага, поравнявшись с продолжавшим тихо отползать капитаном, когда плиты под ногами дрогнули и резко ушли вниз. Сзади вскрикнула Астра. Царапая со скрежетом камень, пополз сундук. Голаф видел, как Анита, выронив арбалет, с испуганным лицом метнулась к ним, видел спешащего следом Давпера и кого-то еще. Сам успел лишь дотянуться до верхнего края предательски повернувшейся плиты, схватился левой рукой, правой по-прежнему надежно сжимал меч. Капитан "Гедона" повис рядом с ним, шаркая носками ботфортов о стену ямы. Подбежав к провалу, Анита опустилась на колени, наклонилась над цеплявшимися за выступ пола мужчинами.
- Помоги, Ани! Скорее! - прикрикнул Голаф.
Категория: Родовая сила | Добавил: emmakovach (26.09.2019) | Автор: Алёна Новак W
Просмотров: 94 | Теги: Родовая сила через возрождение забы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
More info
Image gallery
contact
Phone: +7 495 287-42-34 Email: info@ucoz.com
CHARLES S. ANDREWS
3139 Brownton Road
Long Community, MS 38915
Location in google Maps